?

Log in

No account? Create an account
Борис Минаев



Умер главный редактор журнала Story Владимир Борисович Чернов.

Когда я написал в фейсбуке об этом, Олег Кашин мгновенно отреагировал: «Умер Чернов (черновский «Огонек»)». Мне стало очень интересно – что Олег подразумевает под этим? Я попытался сформулировать сам – и не смог, хотя работал в черновском «Огоньке» (а также еще в трех других, с другими главными редакторами). Это слишком остро до сих пор и слишком сложно для меня. Для меня тогдашний «Огонек» – это был во многом сам Чернов, его главный редактор.

У него было много интересных привычек. Например, он очень любил стрелять, из игрушечных пистолетов. Однажды они вдвоем с сотрудником редакции «Огонька» купили в подземном переходе огромный китайский пистолет (точную копию какого-то настоящего, американского) и стреляли по мишени целый день, страшно хохоча. Мишень они исстреляли всю, до лохмотьев.


Продолжение на нашем сайте
Тимофей Власков

Футбольные болельщики – народ особый. Они готовы сорваться в любую точку мира, заплатив любые деньги, лишь бы попасть на матч с участием любимого клуба, в данном случае «Челси». И хотя «наши» проиграли, кайф получить все равно удалось. Да и с самим Абрамовичем пообщаться.




Читайте на сайте журнала "Медведь"
Станислав Юшкин

Затея была не из самых удачных. Поехать в Испанию в Памплону на праздник Сан-Фермин и пробежать там по улицам вместе с быками. Как бегал в начале прошлого века американский писатель Хемингуэй и потом десятки тысяч читателей его романа «Фиеста».




Продолжение на нашем сайте
Ну вот и кончились дедовские имения, поля, луга, дубравы, Герасимы вместе с Муму, фонтаны и пруды, золотые рыбки, надменный, нездешний вызов мраморных колонн и портиков, нарядная, талантливая праздность. Мы спускаемся с аристократических вершин на грешную разночинскую землю. Такого с нами еще не случалось.

Диссидентский опыт Достоевского слишком рано вырвал его из социума, задолго до того, как он успел приобрести статус. И – кончилась былая скромная жизнь, жизнь сына лекаря, в перспективе студента. Началась совсем другая, яркая, жизнь мученика и триумфатора. А статус раскаявшегося каторжника остался при нем до гроба. Что необыкновенно авантажно сочеталось со статусом литератора, властителя дум, пророка.




Продолжение на нашем сайте
Вальтер Запашный – укротитель с мировой славой. О его жестком характере, потрясающей воле и успехе у женщин ходили легенды. О частной жизни дрессировщика и буднях «укрощения» рассказывает его знаменитый сын Эдгард.




Читайте интервью на сайте журнала "Медведь"
Станислав Юшкин

Любовь Толкалина – одна из самых красивых актрис нашего кино, может быть, самая красивая. И в этом случае даже то, что она принадлежит к клану Михалковых–Кончаловских, имеет не такое уж большое значение.




Продолжение интервью на нашем сайте
Борис Минаев



– А что это все такое? Что все это значит? – спрашивали мы друг друга, знаете, несколько ошеломленно.

Ну просто бывает «ошеломленно» и «ошеломленно» – бывает – облава, бомбежка, закон о геях и лесбиянках, оскорблении чувств верующих, а бывает – прозрачные абрикосы, тутовая водка, нежный шепот листвы на бульварах ночного Еревана, и это тоже «ошеломленно»…

Когда Hortus Musicus грянул старофранцузский гимн в зале Ереванской филармонии, а Тынис Мяги запел, а Ереванский камерный оркестр заиграл, и на душе разлился сладкий и странный хмель, и я как-то даже, знаете, не поверил сам себе – что это? Что это? – ошеломленно подумал я.


Читайте продолжение колонки на нашем сайте
Наталья Быканова



Маша была в Стокгольме – об этом говорили снимки на фоне королевского дворца, мостов и серого низкого неба. Ее катали на катере среди гранитных островов, и она, кутаясь до носа в кардиганы и шарфы на северном ветру, терпеливо улыбалась в камеры слегка посиневшими губами. Ее место было на Уимблдоне, на его Центральном изумрудно-зеленом корте, который в этом году засадили вечной непротирающейся травой, но проиграв во втором круге маленькой крикливой португалке, Маша заработала себе внеплановый отдых и рванула на Север. В Скандинавии Машу очень любят, полюбят наверняка и ее фирменные конфетки, особенно по субботам. Суббота – красный день календаря для послушных шведских детей, в этот замечательный день им разрешается запустить ручки во что-то липкое и сладкое. ”Lördags godis” так это все там называется.


Читайте на нашем сайте
Дмитрий Ромендик

В начале весны на одной из встреч Путина со своими группис произошла следующая история. Корреспондентша одного издания написала в твиттер что-то оскорбительное по поводу многодетной матери – доверенного лица президента. Тут же начался небольшой медийный журфикс с битием посуды. Дело вышло бескровное – кидали в основном граненые стаканы на ковер – корреспондентша извинилась по радио, многодетная мать извинения приняла. Однако во время всего этого неудавшегося банкета я успел вставить свои пять копеек: а не пригрозить ли журналистке увольнением в качестве устрашения? На что начальство этой газеты мне строго ответило:

– А где мы найдем ей замену? Она журналист высокого класса – умеет хорошо писать, у нее связи.

На следующий день я пересказал эту историю одной коллеге-радийщице.

– Да какой она специалист, – презрительно сказала она мне, – таких специалистов сотни после журфака.

– Но ведь у нее связи, она умеет очень хорошо писать, – пробовал возразить я.

– Информацию «сливают» не ей, а газете. А передать сообщение может каждый. Журналист – профессия не творческая, ты должен просто технически уметь описывать событие.

Естественно, будучи человеком, не лишенным некоторых амбиций, я оскорбился за профессию и, списав этот разговор на глупость коллеги, постарался его забыть. Но почему-то мой мозг (процессы в котором до конца не изучены) постоянно напоминал мне об этом случае. Так в немом диалоге с собственным мозгом я и провел еще несколько месяцев. Пока наконец не понял, что же именно в этом случае так важно.


Продолжение читайте на сайте журнала "Медведь"
Александр Воробьев

За мощный голос и редкую харизму Григория Лепса любят и ценят многие мужчины серьезных профессий – от нефтяников до бандитов. Для этой аудитории он как современный Высоцкий. Поэтому, по утверждениям специалистов, Григорий не имеет конкуренции по сборам на закрытых концертах. А еще за ним редкой драматургии рок-н-ролльная судьба, песня «Рюмка водки на столе», без которой не проходит ни один вечер ни в одном караоке страны, и реноме человека, про которого не стыдно сказать – «наш товарищ».




Читайте на сайте журнала "Медведь"
Ольга Мариничева



С Ксюшей мы повстречались в комнате посетителей. Мама привела ее госпитализировать, но мест в «острой» поднадзорной палате пока не было, решили подождать. Ксюшка не сразу вспомнила меня (мы с ней лежали здесь лет пять назад, у меня дома еще остался ее рисунок в палевых тонах). А когда узнала. Расцвела радостью. И между делом сообщила, что она – Богородица. «Святая воля» ее, правда, выражалась лишь в постоянном повсеместном курении, невзирая на все запреты. Властных, угрожающих интонаций, слава богу, не было. Доктор Павел Владимирович заметил маме, что в этот раз все же полегче, чем в предыдущий. (Приступы у нее сопровождают каждую влюбленность).

В тот же вечер Ксюша сбежала из дома через окно, ее отловили и вынуждены были отправить в Ганнушкина. А через несколько дней перевели сюда, когда место освободилось.


Продолжение колонки читайте на нашем сайте
В 14 лет она ушла из дома. В 17 уехала из Новосибирска и поступила в Щукинское театральное училище. В 22 снялась в главной роли у Алексея Балабанова в самом скандальном за последние десять лет фильме – «Груз-200». Агния Кузнецова – начинающая актриса российского кино.




Читайте на нашем сайте
Дмитрий Ромендик



Абрау-Дюрсо расположено в самом начале Северного Кавказа. Курортная Анапа еще равнина, а буквально через десяток километров начинаются горы, где в часе езды серпантинами и находится искомый населенный пункт. Некогда Абрау-Дюрсо был поселком, но где-то в 90-х его понизили до статуса села. Состоит это село по сути из двух сел. Первое на берегу красивейшего горного озера Абрау, а второе в 7-8 киломерах от него на морском побережье между скал. Как только начинается Кавказ – начинается красота. Правда, местами красота изрядно испоганенная местной цивилизацией. Вот к примеру, проезжаем мы божественно красивый пейзаж – горное озеро, в окружении заросших хвоей гор. В общем, красоты Рейхенбахского водопада, не меньше, туда бы туристов водить. Так нет же. На озере обязательно завод оконных изделий, шиномонтаж, автомойка и шашлычная «У какого-нибудь Карапета». В Абрау-Дюрсо к швейцарским красотам добавляется шампанское. Его присутствие чуствуется повсюду. Кругом горы и виноградники, а в чаше гор на берегу этого почти женевского озера завод шампанских вин.


Читайте продолжение колонки на сайте журнала "Медведь"
Валерия Новодворская

Алексей Николаевич Толстой лежит от Храма дальше всех, даже, пожалуй, дальше Шолохова. Он – самая ценная добыча большевиков. Безупречный, блестящий талант; феерия воображения, создающего миры играючи, левой ногой; дар толкователя и отобразителя истории; драгоценный, самоцветный стиль; картины, врезающиеся в память навеки.




Читайте продолжение на нашем сайте
Дмитрий Лисин

Пришло время театрального абсурда.

Немцы и французы погрузили зрителей Чеховского в полусон произнесением замечательных текстов Кафки и Ионеско. Сделали это добротно, качественно, проникновенно и, что особенно хорошо, традиционно.

Это спектакли-разговоры, которые надо вытерпеть поначалу, чтобы «отклеиться» потихоньку от смысла происходящего, перестать мучить себя косоглазием слежения за титрами, оставить себе только театральное впечатление, которое, по сути – бессловесно, чувственно и абсурдно.




Читайте на нашем сайте
Светлана Иванова

Редкая женщина долетит до космоса. Еще меньше у нее шансов попасть на рок-сцену и спеть так, чтобы зрители не закидали ее бутылками из-под пива. Лидер группы «Ночные Снайперы» Диана Арбенина уже давно завоевала право быть в числе первых.




Читайте интервью на сайте журнала "Медведь"
Альфред Кох

В своих статьях за последние десять лет я уже столько раз критиковал Россию, что, наверное, заслужил право сделать несколько, скажем так, не вполне комплементарных замечаний в адрес США. Я понимаю, что право критиковать этот оплот и светоч демократии заслуживается не в силу критического отношения к России, а прежде всего по праву рождения – то есть критиковать США могут только американцы. Так, по крайней мере, они сами считают. Но поскольку они не обременяют себя такими же ограничениями в отношении других стран, то и я решил пренебречь этой доброй традицией. Как, впрочем (читатель это знает),я пренебрегал раньше и другими традициями.




Продолжение читайте на нашем сайте
Игорь Свинаренко

Мы встретились с Бутусовым в маленьком отеле, он там всегда ночует, приезжая в Москву. Это очень удобно: близко к центру, тихо, без пафоса, внизу ресторанчик, где подают водку с простой, как бы советской, закуской. Получается как бы и не Москва, а недорогая провинция, без затей. Может, место это дорого Бутусову тем, что он тут в своей тарелке: гастроли, родная простая обстановка. И потом, он прекрасно помнит безвестные и бедные свердловские годы, бесприютность, когда было непонятно, как жить, зачем и стоит ли вообще. Он снова работает, снова успешен, хотя что мы тут можем понять? Бутусов – сложный глубокий человек, но хочет выглядеть простым. Или это мы валяем дурака, путаясь выглядеть сложней, чем на самом деле. Я вспомнил Юрия Никулина, часто рассказывавшего истории, которые его совсем не украшали. Я спросил его: зачем так? Он ответил: а чтоб поддержать других, чтоб люди не думали, что они хуже других...

Короче, с мудрым человеком поговорить всегда приятно.




Читайте продолжение на сайте журнала "Медведь"
Валерия Новодворская

В чёткой классификации, которую наизусть знают любители Дюма, это полный нонсенс. Если ты хочешь хорошо и беспроблемно жить и готов биться за неправду, то иди в гвардейцы кардинала. А если ты неформал, готов помогать врагам престола и отечества вроде герцога Бэкингема и защищать слабую королеву или обречённого Карла I, если ты выступаешь против реальной власти в лице кардинала Ришелье и на тебя валятся все шишки, то ты тогда типичный королевский мушкетёр. Михаилу Булгакову выпал странный жребий: он хотел выжить и хотел жить хорошо, он пытался формально служить Советской власти, он занимался только литературой и театром и не лез на рожон. Он, как его Независимый театр во главе с Иваном Васильевичем и Аристархом Платоновичем из «Театрального романа», «против властей не бунтовал». Но гвардейца кардинала из него не вышло. Он не лгал в своём творчестве, ибо гении не умеют лгать; он, белый (то есть русский) офицер, не пресмыкался, не подличал, не таскался на красные митинги и парады и не подписывал палаческие «открытые» письма и резолюции на тему «расстрелять, как бешеных псов». Да, он умер в своей постели, да, Сталин делал иногда вид, что ему покровительствует, страховал от ареста, «приватизировал» как ценную и престижную вещь. Но по творчеству получалось, что он всё-таки мушкетёр короля.




Читайте продолжение на нашем сайте
Алексей Торгашев, Борис Минаев

Беседа с Чубайсом закончилась. Он встал, чтобы попрощаться, и, как-то запнувшись на пороге, вдруг обернулся и сказал: «Спасибо, правда, что не говорили про политику. Неинтересно уже на это отвечать». «Всегда пожалуйста», – растерянно отреагировали мы. И он ушел.



А и в самом деле, почему ему неинтересно об этом говорить? Почему он не хочет про нее говорить? Устал? Не может ничего изменить? Непохоже на человека, который проводил в России рыночные реформы начиная с 1991 года, помогал Ельцину выиграть выборы в 1996-м, поборол (или, лучше сказать, разобрал) самую большую естественную монополию уже при Путине… С Чубайса всегда спрос особый. Поэтому и к его нынешней работе такое внимание. Чего он там делает? Отсиживается? Делает хорошую мину при плохой политике?

Оказалось (во время беседы) – нет. Прочитайте ее внимательно.

Календарь

Август 2013
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Содержание

Тэги

Разработано LiveJournal.com